Большое интервью

Налоговая реформа: первые результаты и достижения

1/2020

     Понятная и, главное, прозрачная налоговая система является одним из важнейших условий развития экономики. Принятая в 2018 году Концепция совершенствования налоговой политики Республики Узбекистан дала возможность продолжения осуществления задач по формированию благоприятной среды для снижения налогового бремени, упрощения системы налогообложения, совершенствования налогового администрирования, развития предпринимательства и привлечения зарубежных инвестиций. В целях реализации основных направлений Концепции, сокращения теневого оборота в экономике в прошлом году была утверждена Стратегия совершенствования налогового администрирования и соответствующая «Дорожная карта».
О комплексных мерах по совершенствованию налоговой политики, приоритетах в деятельности налоговых органов в своём интервью Главному редактору журнала «ЭВУ»рассказал Председатель ГНК МУСАЕВ Бехзод Анварович.
 

     – Уважаемый Бехзод Анварович, в начале года были опубликованы предварительные итоги налоговой реформы, по которым стало известно, что итоги исполнения госбюджета по доходам за 2019 год составили 83,3 трлн сум., или прирост по сравнению с 2018 г. составил 154 процента. Можно ли уже сейчас говорить о достижении запланированных показателей, на которые рассчитывалось при проведении реформы?
     – Если говорить о главной цели, которая была поставлена перед нами при проведении налоговой реформы, а это создание понятных и стабильных налоговых условий, стимулирующих инвестиционную активность и экономический рост, то она достигнута. Решение множества задач для достижения этой цели позволило ликвидировать диспропорцию в налогообложении и несправедливую налоговую нагрузку, а также избавить бизнес от административного давления, поскольку реформа включала в себя и преобразование налоговых органов в сервис-ориентированную службу.
     Приоритетом в деятельности налоговых органов стали цифровизация и создание комфортных условий для партнёрских отношений с добросовестными налогоплательщиками. Для этих целей была утверждена Стратегия совершенствования налогового администрирования, направленная на формирование цифровой модели коммуникации с налогоплательщиками. Созданы новые подразделения в структуре Государственного налогового комитета, отвечающие за сервис и определение стратегии развития налоговых органов.
     Наша цель – создание условий для добровольного исполнения налоговых обязательств. И мы определили для себя приоритет – быть бизнес-партнёрами добросовестных налогоплательщиков. В этом направлении нам удалось сделать первые смелые шаги и добиться определённых результатов, а именно: увеличено количество электронных услуг до 45, в частности, в 2019 г. налогоплательщики воспользовались электронными услугами 400 миллионов раз! Через личный кабинет налогоплательщика субъекты предпринимательства уплатили налоги в онлайн-режиме на общую сумму 26,6 трлн сумов.
     Бизнес получил возможность круглосуточного обслуживания и снижения рисков совершения налоговых правонарушений. Только за прошлый год через созданный Call-центр поступило и рассмотрено 98,6 тыс. обращений, а посредством «телефона доверия» удалось решить 5,7 тыс. насущных проблем в исполнении налоговых обязательств.
Что касается фискального эффекта, то он превзошёл свои ожидания. Как Вы правильно отметили в своём вопросе, рост налоговых поступлений достиг невиданных за всю историю налоговых органов результатов – 154 процента!
     – Начиная с октября 2019 г. ставка НДС снижена с 20 до 15 процентов. Насколько известно, изначально проект Налоговой концепции предполагал снижение НДС до 12%, а эксперты Всемирного банка не рекомендовали снижать ставку НДС. Скажите, с чем связано решение установить размер ставки именно на уровне 15%, а не довести до 12%, как в соседнем Казахстане и Кыргызстане? Есть ли перспектива пересмотра налога на добавленную стоимость в обозримом будущем?
     – Широкие дискуссии на тему снижения ставки НДС велись на протяжении всего периода работы над Концепцией и её реализацией. Прежде всего, такой посыл был обусловлен разрывом в цепочке добавленной стоимости, который приводил к неравномерному распределению нагрузки на экономику. Окончательная точка в этой дискуссии была поставлена в конце прошлого года, когда было принято решение о снижении ставки до 15 процентов.
     Решение можно назвать историческим и компромиссным, поскольку в условиях осуществления широкомасштабных реформ, когда необходимо обеспечить стабильный ис­точник финансовых ресурсов на их реализацию и купирование возможных рисков, Узбекистан на фоне мирового тренда на повышение ставок косвенных налогов пошёл на поддержку предпринимательства и снижение на четверть ставки одного из бюджетообразующих налогов.
     Это достаточно существенное снижение ставки, ведь на долю НДС сегодня приходится более 30% всей доходной части государственного бюджета, и его снижение позволило оставить в распоряжении бизнеса 10 ­трлн сумов. Проведённые расчёты показали, что определение ставки на уровне 15% на сегодняшний день обеспечивает фискальную стабильность и улучшение делового кли­мата.
     Что касается наших соседей, то следует отметить, что снижение ставки в этих странах происходило в несколько этапов. Например, в Казахстане снижение ставки с 20% до 16% произошло в 2001 г., и лишь в 2009 г. она доведена до сегодняшних 12 процентов. Аргументами в пользу снижения ставки НДС можно назвать оптимизацию льгот и усиление налогового администрирования, за счёт которого нам удалось обеспечить рост пос­туплений данного налога в 1,8 ­раза.
     Остановлюсь на нескольких цифрах: в начале 2019 г. плательщиками данного налога были не больше 7 тыс. хозяйствующих субъектов, а в начале этого года их количество дос­тигло 82 тыс., что в 12 раз больше по сравнению с предреформным пе­риодом.
     Такие показатели характеризуются зачётно-возвратным механизмом, благодаря которому эффективная ставка НДС сегодня составляет 6,8 процента.
     Несмотря на положительную динамику, сегодня мы ведём работу по совершенствованию администрирования НДС путём внедрения в него цифровых технологий и аналитических инструментов, результаты которой могут стать предпосылками для дальнейшего пересмот­ра ставки.
     – Значительно снижена налоговая нагрузка и на заработную плату. Но введение НДС в результате падает бременем на потребителя, а не на производителя товаров и услуг, являясь скорее «налогом на потребление». Как данный фактор отражается на покупательской способности наших граждан? Есть ли статистические данные на этот счёт?
     – Действительно, снижение налоговой нагрузки на ФОТ в 1,5 раза можно назвать драйвером вывода из серой зоны порядка 500 тыс. рабочих мест и удвоенного роста поступлений по налогу на доходы физических лиц, несмотря на снижение его ставки до 12 процентов. Это, в свою очередь, позволило оставить в распоряжении населения 4,2 трлн сум. свободных средств, которые поддержали на должном уровне покупательскую способность. При этом следует учитывать, что НДС – это не новый налог для нашей экономики, и мы его не вводили в 2019 г., он уже на протяжении 28 лет является одним из основных фискальных инструментов. Более того, основные параметры данного налога были пересмотрены с учётом интересов бизнеса и населения. Снижение ставки и оптимизация цепочки добавленной стоимости влили дополнительно в экономику порядка 10 трлн сумов.
     Достигнутый рост поступлений по НДС характеризуется не только расширением налоговой базы и усилением налогового администрирования, но и ростом потребления в экономике, который достигнут за счёт паритета между фискальной нагрузкой и возможностью платить.
     – ГНК осуществляет регулирование и контроль за правильностью применения нулевой ставки по НДС. Благодаря реформам налогоплательщики смогут вернуть уплаченный НДС за счёт нулевой ставки в течение 7 дней с момента представления заявления. Однако, по мнению предпринимателей-экспортёров, это довольно большой срок. Когда речь идёт о больших авансовых платежах, они попросту теряют на этом прибыль. Есть ли возможность сократить срок возврата, к примеру, до одного дня или даже до одного часа?
     – Возврат НДС, безусловно, является хорошей мерой поддержки предпринимательства, и принятие решения о его полном задействовании не только по экспортным, но и по внутренним операциям может стать хорошим стимулом для повышения инвестиционной активности.
     Только за прошлый год было возмещено 1,7 трлн сум. налога, в т. г. эта цифра вырастет примерно до 2,5 ­трлн сумов. Существенно упрощена процедура адми­нистрирования этого процесса. Сокращён и перечень представляемых документов. Создана электронная сис­тема обслуживания, через которую налогоплательщик может представить необходимые документы и получить в течение 7 дней возмещение налога.
     Установленный срок в 7 дней является одним из самых минимальных в мире. Это не раз отмечалось экспертами МВФ и ВБ, а также коллегами из налоговых администраций зарубежных стран. Думаю, что пересматривать этот срок пока рано, поскольку НДС – это налог, который сопровождается высоким риском мошенничества. Только в прошлом году в рамках камерального контроля налоговыми органами выявлено 32243 случая расхождений в налоговой отчётности по НДС на 984,4 млрд сумов.
     – С 1 января 2019 г. единый налоговый платёж уплачивают юридические лица с годовым оборотом, не превышающим 1 млрд сумов. Из каких расчётов введена данная предельная сумма оборота предприятия? На сегодняшний день даже небольшая компания может запросто преодолеть этот рубеж, почему не 2 или 3 ­млрд сумов?

 
Весь текст интервью вы можете прочитать в печатной версии журнала.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

  • Вышел в свет

    1/2020

    № 1/2020

  • сделать заказ

    сделать заказ
  • РЕКЛАМА

  • Купить журнал

  • АРХИВ НОМЕРОВ ЖУРНАЛА

  • Контакты

    chekIn г. Ташкент, ул. Ислама Каримова, 55.

    mailSmall info@evu.uz

    phone+99871 239-11-25, +99897 773-22-91.

  • Подписка на новости

    Чтобы подписаться на наши новости, впишите свой e-mail
  • Любое воспроизведение или использование выдержек из публикаций может быть произведено только с письменного согласия редакции; при перепечатке материалов обязательна ссылка на источник.