Сто лет на стыке истории, искусства и образования

6/2019

 
     – Господин Шпайткамп, пользуясь случаем, хочу поздравить ровесника нашего издания Университет Баухаус со столетним юбилеем, пожелать вашему учебному заведению дальнейшего развития и процветания.
     – Большое спасибо, конечно, мы желаем того же и вашему журналу. Я рад, что мы можем сегодня с Вами обсудить общую историю, проблемы современности и вступить в диалог.
     – В своей презентационной речи 19 октября в Ташкенте Вы отметили, что Баухаус-Университет был создан в непростое время после первой мировой войны. Скажите, чем это было обу­словлено, что этому способствовало?
     – Германия в 1919 г., после поражения в Первой мировой войне и распада империи, переживала радикальные политические и социальные перемены. Царило положение, близкое к гражданской войне, и общество было глубоко расколото. В то время как многие оплакивали старый порядок и пытались его восстановить, другие – в том числе учителя и ученики Баухауса – видели будущее в радикально новом начале, которое должно было охватить как искусство, так и образ жизни.
     – Университет Баухаус в Веймаре входит в топ немецких ­вузов, в 2011 г. он также стал лучшим немецким вузом с между­народной направленностью. В чём секрет такого высокого рей­тинга?
     – То, что вуз в 1996 году получил своё новое название «Bauhaus-Universität Weimar», – это и шанс, и возросшие обязанности одновременно. Это имя известно во всём мире, что в значительной степени способствует тому, что у нас большое количество иностранных студентов и студентов из всех частей Федеративной Республики Германия. Это позволяет отбирать кандидатов, с тем, чтобы у нас были хорошие учащиеся с уровнем выше среднего. В свою очередь, вместе с этим именем, нам легче привлекать хороших профессоров. В то же время это название обязывает нас к междисциплинар­ному сотрудничеству, а также внед­рению инновационных форм преподавания и обучения.
     – Почему обучение в университете Баухаус – это намного больше, чем простое изучение дисциплин? Чем отличается принцип преподавания в Баухаусе от преподавания в других высших учебных заведениях? Расскажите о программе обучения вашего университета.
     – Взаимосвязь между дисциплинами, как я уже сказал, является цент­ральным столпом обучения. Она предполагает отличную дисциплинарную базу и готовность заниматься другими вопросами, методами и работу с людьми. В так называемых модулях Баухауса предлагаются совместные учебные мероприятия по различным учебным программам и дисциплинам. Это сотрудничество поощряется по всем предметам благодаря тому, что наш университет сильно опирается на прямые контакты, и в нашем маленьком городке мероприятия по разным вопросам могут происходить и за пределами кампуса. Обозримая величина нашего университета, однако, не исключает и глобальности. Соответственно, интернационализм – ещё один важный столп нашего университета. У нас много не только зарубежных студентов и преподавателей, но и большое количество учащихся, которые проводят один или два учебных года или практический семестр в одном из примерно 200 наших университетов-партнёров по всему миру.
     – Расскажите также о научных разработках вашего учебного заведения.
     – Мы следуем интернационализму также в науке и исследованиях: со всего мира к нам приезжает много наших докторантов и пост-докторантов. Это стимулируется стипендиями и исследовательскими проектами, финансируемыми третьими сторонами, а также программами для выпускников. Особо следует упомянуть исследовательские группы, финансируемые Немецким научно-исследовательским обществом. Они также очень наглядно показывают широту наших исследований. Одна группа занимается «Оценкой связанных числовых парциальных моделей в структурной инженерии», другая вопросами «Идентичности и наследия», а ещё одна медиа-антропологией.
     – Расскажите о вашем сотрудничестве с Узбекистаном в облас­ти образования.
     – У нас сложилось давнее сотрудничество с Узбекистаном, которое восходит ко временам ГДР и которое мы смогли продолжить, особенно в области строительной инженерии, и также десять лет в области охраны памятников. С 2010 г. велись дискуссии о создании узбекско-германского центра архитектуры и строительства, что в итоге привело к созданию вузовского консорциума, состоящего из четырёх немецких и двух узбекских вузов. Под руководством Потсдамского университета прикладных наук и, кстати, при поддержке Кабинета министров в Ташкенте и Германии был проведен узбекско-германский магистерский курс по консервации зданий и сохранению памятников. Студенты также посетили курсы в Веймаре, где они, например, практиковались в обследовании строений и ведении строительной документации в Веймарском цейхгаузе.
     С 2017 г. мы проводим образовательный проект с некоторыми выпускниками и заинтересованными новыми участниками, где также приняли участие студенты и преподаватели архитектурного института. Помимо работ с памятниками Ташкента состоялись экскурсии, например, в Самарканд, где наш сотрудник Йенс Джордан поделился своими знаниями по проблемам сохранения культурного наследия традиционных махаллей за пределами известных исторических крупных сооружений.
     – За 100 лет существования университета произошли значительные изменения во многих сферах жизни людей. Каким изменениям подвергался архитектурный стиль Баухаус в течение века?
     – Университеты всегда являются лабораторией, они ищут социальные проблемы и тенденции и пытаются найти ответы на возникающие в связи с этим вопросы. И поэтому архитектурный стиль подвержен постоянным изменениям. Баухаус 1920-х гг. искал ответы на вызовы того времени: новые промышленные производственные отношения искали своё выражение, потому что до этого момента происходило преимущественно серийное, постоянно повторяющееся копирование прошлых стилевых форм. С возвращением к ремес­ленным навыкам в дизайне и архитектуре был найден новый язык форм. Под влиянием таких художников как Лайонел Фейнингер, Йоханнес Иттен, Пауль Клее или Василий Кандинский, под влиянием как общеевропейских течений того времени, так и советского конструктивизма в Баухаусе были опробованы и внедрены новые методы обучения. После изгнания национал-социалис­тами учителя этой школы эмигрировали по всему миру, а вместе с ними и концепции, разработанные в Веймаре. Однако, как я показал в своем докладе, произошли такие события, которые с сегодняшней точки зрения уже не являются оправданными, такие как идея влияния общества на «нового человека». Сегодня мы пытаемся выработать решения актуальных проблем, стоящих перед обществом.
     – По возвращению из Парижа в Ташкент я понял, насколько отличны были подходы в строительстве разных эпох. От впечатлений о разнообразных архитектурных стилях со всеми их элементами деко­ра я вернулся в мир ясных и прос­тых очертаний зданий и выясни­лось, что у истоков этого сти­ля стоит Универститет Баухаус с его «функционализмом». Насколько сильно было влия­ние немецкой школы дизайна на архитектуру Ташкента и других городов первой половины XX века?
     – Как уже упоминалось ранее, в Баухаусе собрались выдающиеся художники из многих стран Европы, внёсшие туда свои представления и различные подходы. Импульсы, возникшие из этого конгломерата и распространившиеся по всему миру, делают эту школу, просуществовавшую до 1933 г., одной из самых влия­тельных и важных школ архитектуры и дизайна XX века. Многие города сегодня характеризуются постройками классического модернизма, например, Тель-Авив в Израиле, а также африканские города. Точно так же протагонисты Баухауса оказали сильное влияние, например, на развитие архитектуры в Соединённых Штатах. Часть преподавателей Баухауса во главе с Ханнесом Майером эмигрировала в Советский Союз. Например, в 1930-е г. архитектор и градостроитель Эрнст Май спроектировал новые города Магнитогорск, Нижний Тагил и Новокузнецк.
     Ученый-культуролог Астрид Вольперт из Берлина изучила работы более 30 выпускников и преподавателей Баухауса в Советском Союзе. Например, в архивах и завещаниях можно найти проекты для Сельс­кохозяйственного института в Самарканде архитектора Антонина Урбана. Во время моего визита в Узбекистан я смог увидеть некоторые свидетельства 1920-х г., такие как жилой дом № 2 на проспекте Мустакиллик, построенный московским архитектором Бабиевским в 1931 г. и поразительно напоминающий здания немецкого архитектора Бруно Таута, которые являются частью большого жилого комплекса Берлина 1920-х г., и сегодня относятся к всемирному наследию.
     – Как вы считаете, с чем был связан отказ от избыточности украшений в архитектуре начала новой эпохи?
     – Как уже упоминалось выше, хотелось положить начало чему-то новому и преодолеть устаревшее. Место бессодержательной декорации должна была занять социальная функция. В этом отношении архитектура была зеркалом ощущения времени, которое влияет далеко за пределами самой архитектуры.
     – Вам как специалисту наверняка было интересно посещение архитектурных памятников Таш­кента и других городов Узбекистана. Скажите, где Вы побывали и что больше всего понравилось?
     – Мы посетили ряд очень интересных объектов, помимо многочис­ленных зданий в Бухаре и Самарканде также мечеть в районе новостроек Tashkent City, дом железнодорожников 1927 г., Бабиевский жилой дом и высотный жилой дом «Жемчуг». Именно последний объект явил прекрасное представление о смелой идее строительства и дизайна – это здание меня особенно впечатлило.
     – Известно, что в мире есть несколько музеев Баухаус. Расскажите нашим читателям о них. Какие экспонаты там можно увидеть?
     – Нас бы далеко завело, начни мы здесь описывать и сравнивать все Баухаус-музеи. Эти музеи в первую очередь связаны с объектами, образами и лицами Баухауса, пытаясь таким образом рассказать историю. Чего не хватает, – так это связи с письменными преданиями и текстами Баухауса. Образы, предметы и тексты, они формируют всю историю Баухауса.
     – Как архитектура и искусство влияют на формирование общества?
     – Архитектура, искусство, дизайн и общество находятся в тесной взаимосвязи. Трудно определить, как они влияют друг на друга в отдельности. Только если соотнести, связать все уровни, можно постичь целое эпохи.
     – Какой стиль архитектуры лично вам по душе?
     – Меня интересуют все стили и формы дизайна, которые ищут подходящее для людей и для задач своего времени, и в тоже время выказывают уважение к уже имеющемуся. Под этим подразумеваются конструкторские подходы, создающие в сознании истории что-то новое, но на основе исторического прошлого, т. е. те подходы, которые серьёзно и устойчиво относятся к идеям и материалам.
 
 

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

  • сделать заказ

    сделать заказ
  • АФИША

  • Реклама

  • АРХИВ НОМЕРОВ ЖУРНАЛА

  • Контакты

    chekIn г. Ташкент, ул. Ислама Каримова, 55.

    mailSmall info@evu.uz

    phone+99871 239-11-25, +99897 773-22-91.

  • Подписка на новости

    Чтобы подписаться на наши новости, впишите свой e-mail
  • Любое воспроизведение или использование выдержек из публикаций может быть произведено только с письменного согласия редакции; при перепечатке материалов обязательна ссылка на источник.